Главная » Формула 1 » Тото Вольфф: Мы приняли решение в последнюю минуту

Тото Вольфф: Мы приняли решение в последнюю минуту

Руководитель команды Mercedes Тото Вольфф рассказал о том, как они действовали в финале квалификации в Сузуке, когда вот-вот должен был начаться дождь, однако было принято решение выехать на трассу на сликах, которое и оказалось правильным.

Вопрос: Обрадовались ли вы сегодняшней неудаче Ferrari?
Тото Вольфф: Я настроен на позитив, и мы не обращаем внимания на остальных. Тому, кто злорадствует, это ещё аукнется. Сегодняшняя квалификация проходила так, что всё сделать правильно было очень сложно. Мы долго обсуждали, на каких шинах выехать – на промежуточных или на SuperSoft – и приняли решение буквально в последнюю минуту. Резина для дождевых условий уже была готова, но затем мы её поменяли и выехали на трассу.

Очевидно, что это было сделано очень вовремя. Метеорадар предсказывал, что дождь должен начаться через 6 минут, затем через две – в общем, обстоятельства сложились для нас очень удачно. В определённой степени нам повезло, поэтому я бы не стал критиковать решение Ferrari.

Для любой команды важно, чтобы правильных решений было больше, чем ошибочных. Нам тоже досталось немало критики. Я помню, в Австрии в этом году нас ругали, за то, что мы позвали Льюиса в боксы, когда он лидировал. В общем, мы просто стараемся быть скромнее, понимая, что принимать правильные решения не всегда просто, тем более в пылу сражения. Зато комментировать потом – проще простого, потому что все уже знают ответ.

Вопрос: Перед стартом завтрашней гонки вы будете обсуждать с вашими гонщиками тактику ведения борьбы, как делали это в Сочи?
Тото Вольфф: Завтра обсуждение будет носить иной характер. У нас должно быть определённое пространство для манёвра, если придётся принимать решения, которые относятся к разряду «неизбежного зла». Мне бы хотелось предусмотреть любое развитие событий, в зависимости от того, как будет складываться гонка.

Наш подход не меняется. Не всегда побеждает самая быстрая машина. Летом наша машина была не самой быстрой, тем не менее Mercedes удалось одержать несколько побед. Я не хочу сбавлять обороты, ведь достаточно одного схода и одной гонки, которая пройдёт по какому-нибудь странному сценарию, и наше преимущество может исчезнуть.

Вопрос: Вы только что упомянули, что на определённой стадии сезона вы проигрывали Ferrari в скорости, и тогда ваше отставание составляло несколько десятых на круге. Но в последних трёх гонках вы их опережаете почти на 0,5 секунды – чем вы объясните, что Mercedes вдруг удалось прибавить более чем на полсекунды?
Тото Вольфф: Начиная с Гран При Бельгии мы готовили технические новинки к каждой гонке, а каждая отыгранная миллисекунда в итоге даёт довольно ощутимый выигрыш в скорости. Новые элементы работали эффективно, благодаря чему мы смогли добиться повышения результатов. Далеко не все разработки дают такой эффект, но в последних гонках нам удавалось его достичь.

Кроме того, в Сингапуре мы прибавили вообще на полторы секунды, чего в принципе невозможно добиться за счёт технических новинок, но дело в том, что мы смогли разобраться в особенностях поведения резины. Этой проблемой мы занимались в течение долгого времени, но нашли решение, когда детально изучили, как в Спа работают шины в 17-м и 18-м поворотах, а также в La Source.

Вопрос: Не логичнее ли было бы в ходе квалификации разделить тактику, чтобы один из ваших гонщиков завтра стартовал на более мягкой резине, а второй – на более жёсткой?
Тото Вольфф: Мы очень активно это обсуждали. К счастью, в команде есть люди, которые намного умнее меня, и они считают, что мы должны придерживаться того решения, которое считаем правильным. Мы полагаем, что правильнее было бы стартовать на шинах Soft, они лучше всего подходят для гонки.

Они могут не лучшим образом сработать на старте, хотя ещё не факт, но на дистанции гонки эта резина хороша тем, что создаёт больше возможностей для выбора тактики, для выбора момента для пит-стопа, который можно провести и раньше соперников, и позже. Старт на этих шинах позволяет выстроить более логичную тактику на всю гонку до самого финиша. Давайте завтра вечером вернёмся к вопросу о том, как правильно надо было поступить.

Вопрос: После гонки в Сочи вы признали, что в критический момент, когда надо было принимать решение о пит-стопе Льюиса Хэмилтона, вы отвлекли Джеймса Ваулза, главного стратега Mercedes, из-за чего пит-стоп был проведён на круг позже, а Льюис потерял позицию. Какой вес имеет ваш голос при принятии решений в оперативной ситуации по ходу квалификаций или гонок?
Тото Вольфф: Джеймс всё время отключает меня от радиоэфира! Вот и сегодня он не то чтобы попросил меня заткнуться, но в любом случае одёрнул.

Помните печально знаменитую авиакатастрофу, когда разбился самолёт президента Польши? Кажется, это было в России. Когда расшифровали данные бортовых самописцев, выяснилось вот что. Самолёт трижды заходил на посадку, причём им управляли два очень опытных военных лётчика. Две попытки пришлось прервать из-за очень сильного тумана, а в том аэропорту не было системы автоматической посадки. Но когда пилоты решали, что делать дальше, в кабину зашёл генерал, командующий ВВС Польши, и приказал, чтобы они сажали самолёт. Поскольку он был выше по званию, они выполнили приказ, угробив почти 200 человек.

Поэтому по ходу квалификаций и гонок наш «самолёт» ведёт Джеймс, а я могу только комментировать. Но в конечном итоге именно он принимает решения, как действовать. Он за всё отвечает, хотя возможно я и выше по должности. Но я не вмешиваюсь.

Допускаю, что мы всё время отвлекаем друг друга, как это было в Сочи, и сегодня он тоже попросил, чтобы я вёл себя потише. Ведь также на связи с нами постоянно находится центр поддержки гонки, и там, на базе в Брэкли, тоже сидят умные парни. Зато у меня есть специальная кнопка, я всегда могу связаться с Джеймсом Эллисоном и все гадости высказать ему, причём он отвечает мне тем же – это вместо того, чтобы ругаться с теми, кто управляет нашим «самолётом».

Каждый уик-энд мы стараемся действовать всё более эффективно и слаженно. Мы всегда анализируем принятые решения, и в Сочи я взял всю ответственность на себя. Но там не было переменной, которая могла бы повлиять на результат. Когда такая переменная есть, то решения принимает Ваулз. В Сочи мы знали, как будут развиваться события, и понимали, что нас будут критиковать.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*