Главная » Формула 1 » Льюис Хэмилтон: Наша задача – атаковать на пределе

Льюис Хэмилтон: Наша задача – атаковать на пределе



В 2017-м в Формуле 1 сменился регламент, а у Льюиса Хэмилтона сменился напарник, но британец вновь завершил сезон чемпионским титулом – и подвёл итоги года в интервью BBC…

Вопрос: Льюис, квалификацию на какой трассе вы считаете лучшей в этом году?
Льюис Хэмилтон: Честно, не помню. Я хорошо помню только последние дни. Да, некоторые круги действительно были хорошими. В Монце было непросто. Я был удивлён, увидев, что соперники настолько отстали. В Малайзии я тоже удивился, завоевав поул.

Чтобы назвать лучшую квалификацию, нужно заново их пересмотреть, поскольку ощущения были разными. К примеру, в Малайзии я думал про себя, что вряд ли смогу завоевать поул, но боролся до конца. Всё дело в быстром круге. Иногда вы ошибаетесь, но всё равно остаётесь впереди на тех трассах, где рассчитывали выступили хорошо, иногда оказываетесь первым там, где этого не ждали.

Вопрос: Машины 2017 года оказались именно такими, как вы ожидали?
Льюис Хэмилтон: Результат оказался именно таким – бороться стало сложнее. Да, большая скорость в поворотах – это шаг в правильном направлении, хотя было бы здорово и моторы сделать погромче. С одной стороны новые машины получились отличными, с другой – нет. В частности. преследовать машину соперника в этом году было гораздо сложнее. В руководстве Формулы 1 знают об этих проблемах, но я думаю, что им стоило бы поговорить с гонщиками.

Некоторые из тех парней, что руководят гонками, не гонялись сами, не пилотировали машину Формулы 1, и не понимают, почему обгонять так сложно. Впрочем, это умные люди, у них есть та информация, что у нас нет.

Вопрос: Какие повороты стали ещё интереснее с новыми машинами?
Льюис Хэмилтон: Скоростные, вроде Pouhon в Спа. Лучшие повороты этого сезона – отрезок с третьего по седьмой поворот в Остине – это действительно круто. Copse, Maggotts и Becketts в Сильверстоуне, «эски в Сузуке. Всё это особенные места.

Связка в Остине хороша ещё и потому, что там можно использовать разные траектории, что крайне сложно сделать в Сузуке. Именно поэтому я люблю Остин. Всё дело в конфигурации трассы. Не думаю, что они специально так запланировали, но в итоге получилось, что там можно обгонять. Сейчас это одна из моих любимых трасс, хотя обычно мне не нравятся новые трассы.

Вопрос: Каково это, управлять машинами 2017 года на пределе?
Льюис Хэмилтон: Сложно объяснить. Это словно попросить женщину описать, что она чувствует при родах.

Наша задача – атаковать на пределе. Нужно найти этот предел быстрее соперников и балансировать на грани допустимого, контролируя ситуацию. Мне это нравится.

Вопрос: Вы помните предел допустимого в каждом повороте и используете эту информацию на быстром круге?
Льюис Хэмилтон: Вроде того. На тренировках вы собираете информацию, а в квалификации понимаете, где можете проехать быстрее. Мне нравится бороться в квалификации, когда вы стремитесь отыграть время в каждом повороте. И это не всегда получается.

Вопрос: В Японии вы назвали «эски» Сузуки сумасшедшими. Пилотирование современных машин приближается к пределу человеческих возможностей? А если они станут ещё быстрее?
Льюис Хэмилтон: Хотелось бы. Человеческое тело замечательно тем, что его можно сделать сильнее. Так что пусть машины Формулы 1 станут ещё на три секунды быстрее. Для нас это станет серьёзным вызовом, но Формула 1 и должна быть борьбой на пределе. Надеюсь, мы будем двигаться в этом направлении.

Вопрос: Почему сейчас машины в поворотах скользят намного меньше, чем двадцать лет назад?
Льюис Хэмилтон: Сейчас резина не прощает таких ошибок. Двадцать лет назад аэродинамика играла меньшую роль, чем механическое сцепление с трассой. Думаю, это именно то, что нам в будущем нужно – как в картинге, где нет характерной для Формулы 1 деградации шин.

Со всей современной аэродинамикой, если начинается скольжение, потом бывает сложно охладить шины, чтобы минимизировать пробуксовку. Атаковать в скольжении интересно, но вы понимаете, что через пару поворотов у вас возникнут проблемы.

Вопрос: Какую позицию вы занимаете в споре о необходимости соблюдения границ трассы?
Льюис Хэмилтон: В FIA отлично справляются со своей работой, но вопрос с соблюдением границ трассы нужно закрыть. У гонщика просто не должно быть возможности срезать повороты, как это происходит сейчас.

Конечно, никто не хочет попасть в аварию, но в прошлом вы знали, что если проедете слишком широко, то можете потерять много времени. Сейчас даже если проедете на 5% быстрее, то после выезда за пределы трассы сможете без проблем вернуться на траекторию. Мне это не нравится.

Мне нравятся старые трассы, вроде Оултон-парка или Донингтон-парка. Старая шпилька в Донингтоне была настоящим кошмаром. Нужно было отпустить тормоза и позволить машине ехать на полной скорости, чтобы было больше прижимной силы. Потом трасса идёт на подъём, второй правый поворот перед задней прямой – там вы просто не видите белую линию границы трассы, а сразу за ней уложен гравий, в котором машина может застрять. О, Боже! Найти предел в этом повороте было сложнее, чем в любом из поворотов Формулы 1.

Именно таких поворотов нам не хватает – тогда пришлось бы решать очень сложные задачи.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*