Главная » Формула 1 » Хэмилтон: Я чувствую себя очень уверенно

Хэмилтон: Я чувствую себя очень уверенно

Одержав победу в Сузуке, Льюис Хэмилтон рассказал о том, как сложилась для него гонка, и каково ему работать в условиях прессинга…

Вопрос: Льюис, превосходное выступление! Если в Остине вы отыграете у Себастьяна еще восемь очков, пятый титул ваш! Как прошел уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Потрясающе находиться в Японии, здесь фантастическая трасса. Не представляю, каково было гоняться в Сузуке в те времена, когда у машин были шины Michelin, огромная прижимная сила и трекшн-контроль, но и с нашей прижимной силой и большими шинами выступать сегодня было очень здорово. По сравнению с предыдущими днями направление ветра изменилось, на прямой к первому повороту он был попутный, во втором повороте – встречный, это было просто волшебно!

Знаете, когда в гонке лидируешь с большим преимуществом, многим кажется, что тебе откровенно просто, но я всегда стараюсь обеспечить себе достаточный уровень прессинга и стремлюсь выложиться больше, чем раньше. Сегодня я старался ехать на пределе возможностей шин, сохраняя отрыв от соперников.

Вопрос: В одиннадцатом повороте гонщики Red Bull Racing выглядели очень уверенно. Макс Ферстаппен активно прессинговал Валттери Боттаса, в какой-то момент ваш напарник допустил блокировку, но и у вас в том месте трассы была аналогичная ошибка. Вы допустили её потому, что сами продолжали атаковать?
Льюис Хэмилтон: Пожалуй, это была единственная ошибка, которую вы могли заметить! (смеется) Да, я постоянно атаковал и на предыдущих кругах проходил 11-й поворот без каких-либо сложностей, но в тот момент немного промахнулся мимо апекса. В том повороте очень небольшая зона безопасности, так что пришлось понервничать!

Вопрос: Сегодня многие там ошибались – похоже, поворот непростой, верно?
Льюис Хэмилтон: Если говорить о трассах, не прощающих ошибки, Сузука и Монреаль будут на первых местах. Конечно, есть ещё Монако и Сингапур, но если мы говорим о стационарных автодромах, а не о городских, лучше Сузуки не найти.

Хорошо, что здесь не решились строить широкие зоны безопасности и оставили гравийные ловушки. Например, к восьмому повороту мы подлетаем на огромной скорости, на апексе иногда проявляется едва заметная недостаточная поворачиваемость, и хочется максимально задействовать поребрик у внешней кромки трассы, но сразу за ним начинается гравий – попробуй, рискни!

Именно такими должны быть классические трассы, и немного досадно, когда на смену гравийным ловушкам приходят асфальтовые зоны безопасности. С одной стороны, это упрощает задачу молодым гонщикам, но с другой стороны, когда они приезжают в Спа и без опасений проходят Pouhon на предельной скорости, у них возникает ложное впечатление, что в случае ошибки всегда можно просто вернуться обратно на траекторию. Лично мне Сузука нравится тем, что такой возможности она не оставляет.

Вопрос: Вы выиграли четыре из пяти последних гонок в Сузуке. В детстве вы больше всего желали гоняться именно здесь, или на какой-то другой трассе?
Льюис Хэмилтон: Больше всего мне хотелось гоняться в Монако из-за уникальной атмосферы уик-энда, но Сузука своей фантастической конфигурацией мне безумно нравилась. Я грезил о ней с десятилетнего возраста, и сегодня во время парада пилотов хотелось остановить машину, чтобы дольше насладиться моментом, ведь в Сузуке буквально каждый поворот имеет богатую гоночную историю.

Вопрос: В Сузуке побеждали многие великие гонщики, притом с вашими здесь успехами вас уже можно отнести к великим. Что вы об этом думаете?
Льюис Хэмилтон: Мне всё это кажется чем-то нереальным. Я по-прежнему ощущаю себя ребенком из Стивенэйджа, хотя с тех пор прошло очень много лет. Тогда казалось, что между мной и Формулой 1 пропасть, что до Айртона Сенны мне безумно далеко. И пусть я уже выступаю в Формуле 1 и добился некоторых успехов, мне по-прежнему далеко до Сенны.

Вопрос: Но для многих молодых гонщиков вы такой же кумир, каким для вас был Айртон!
Льюис Хэмилтон: Я стараюсь напоминать молодым гонщикам, насколько важно получить хорошее образование. Многих детей родители забирают из школы, надеясь, что так они быстрее попадут в Формулу 1, но мест в чемпионате всего двадцать, и гораздо важнее, чтобы ребенок всё же закончил школу, притом сами дети не должны прогуливать занятия.

Пилотажу они еще научатся – я сам сейчас очень много узнаю о своих собственных навыках и нашей машине. Конечно, чем раньше ребенок начинает заниматься автоспортом, тем лучше, и я часто говорю молодым гонщикам, что когда они попадут в Формулу 1, они будут знать намного больше, чем знал я в момент своего дебюта.

Вопрос: Похоже, сейчас вы очень довольны работой команды. Мы видели, как на подиуме вы указывали на механиков и инженеров, словно говоря: «Парни, вы сделали этот успех возможным!» Mercedes удалось превзойти Ferrari в работе над машиной, но скажите, насколько напряженной была атмосфера на базе?
Льюис Хэмилтон: Знаете, по каким-то причинам мы, британцы, в работе сохраняем абсолютное спокойствие. Уверен, вне работы парни способны пошуметь и порадоваться, но при выполнении своих обязанностей они предельно сосредоточены. На подиуме я хотел показать им, что мой успех – это их заслуга, мы должны разделить радость победы!

Я работаю с Mercedes уже шесть лет – это невероятный опыт, и я не знаю, смог бы кто-нибудь на нашем месте сработать лучше. Да, у нас были непростые времена, но сейчас отношения в коллективе лучше, чем когда-либо, каждый сотрудник чувствует свой вклад в общую цель и работает с максимальной самоотдачей. То же самое я могу сказать и про себя лично.

Вопрос: В этом году ваша команда выглядит очень уверенно, а соперники нередко допускают ошибки. Ваша машина далеко не во всех гонках выглядела быстрейшей, но в коллективе постоянно над ней работали. Пусть обновления не всегда были масштабными, они внедрялись регулярно, отсюда вопрос – что если бы нынешняя машина была у вас в тех Гран При, где Mercedes уступали в скорости, каким мог бы быть результат?
Льюис Хэмилтон: Вы знаете, как бывает в жизни: ты делаешь всё возможное в конкретной ситуации, а прошлое переписать невозможно. Мы всегда по максимуму выкладывались от трассы к трассе, но если бы в Сильверстоуне у меня самого было такое понимание машины, какое есть сейчас, мы бы выиграли гонку, даже если по чистой скорости в тот уик-энд не были быстрейшими. Это часть одного большого процесса, нужно как можно быстрее во всё вникать и добиваться результата даже в условиях прессинга.

Знаете, мы с моим отцом как-то играли в теннис, и я заметил вот что: когда мы просто отрабатывали подачу, у отца всё получалось идеально, но стоило начать гейм, он сразу стал допускать ошибки! У меня всё было наоборот: если на тренировке дела не ладились, то с переходом к игре и усилением прессинга я подавал всё лучше! Такую же картину можно наблюдать и в гонках: тестов у нас практически нет, но в решающий момент уик-энда в условиях прессинга я чувствую себя очень уверенно.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*