Главная » Формула 1 » Эрик Булье: В 2017-м Фернандо гонялся 34 уик-энда

Эрик Булье: В 2017-м Фернандо гонялся 34 уик-энда

После перехода McLaren на моторы Renault гоночный директор Эрик Булье со сдержанным оптимизмом оценивает перспективы команды в новом сезоне…

Вопрос: На прошлой неделе Фернандо Алонсо участвовал в гонке «24 часа Дайтоны» в США. Вы спокойно отпускаете его выступать в других гоночных сериях?
Эрик Булье: Да. Я поддерживаю его в этом.

Вопрос: У него есть необходимость в поиске таких отдушин?
Эрик Булье: Это не отдушина. Из-за необходимости снижать расходы в Формуле 1 у гонщиков всё меньше возможностей поработать на трассе. Но они понимают, что чем больше работают на трассе, даже если это другая гоночная серия, тем проще им поддерживать форму, сохранять концентрацию. И мне как гоночному директору нравится этот аргумент. Когда вы постоянно где-нибудь гоняетесь, у вас меньше соблазнов и меньше отвлекающих факторов.

Вопрос: Из-за участия в «24 часах Ле-Мана» Алонсо придется гоняться пять уик-эндов подряд…
Эрик Булье (перебивает): Фернандо — профессиональный спортсмен, он способен к этому подготовиться. В прошлом году Фернандо гонялся 34 уик-энда. Он записывался под разными именами в картинговые гонки и другие серии – ему это нравится.

Вопрос: С ним сложно работать?
Эрик Булье: Вовсе нет. Фернандо – боец. Все чемпионы никогда не бывают удовлетворены достигнутым и всегда хотят большего. Фернандо из тех, кто просит вас сделать больше, даже когда вы считаете, что хорошо справились со своей работой. Это позитивный прессинг.

Вопрос: Но вам не кажется, что иногда такого прессинга становится слишком много?
Эрик Булье: Нет, я считаю, что это нормально.

Вопрос: В Ferrari это плохо закончилось, ведь он требовал слишком многого…
Эрик Булье: Возможно, этому есть причины.

Вопрос: Когда он жаловался по радио на двигатель, вам не казалось, что это чересчур?
Эрик Булье: Это другое. Это проявление недовольства. Если бы он не выпускал пар, то взорвался бы. Мы говорим о гонщике, который выиграл два титула в борьбе с Михаэлем Шумахером. А три прошлых сезона он вынужден мириться с тем, что не может бороться за позиции в лидирующей группе.

Кроме того, когда ваш двигатель не работает, вы не можете прогреть шины и тормоза. Вы расходуете больше топлива, следовательно, должны снять ногу с педали газа. Гонщику его уровня тяжело с этим смириться.

Вопрос: Вы надеетесь, что в этом году Алонсо будет чаще улыбаться?
Эрик Булье: Его невозможно изменить. Если мы будем конкурентоспособны, он потребует чего-нибудь ещё. Но только так можно выигрывать гонки.

Вопрос: Поговорим о новой машине. В прошлом сентябре, когда в McLaren официально объявили о переходе на моторы Renault, вы говорили, что работа с новой машиной отстает на три недели. До презентации McLaren меньше месяца – как обстоят дела на данный момент?
Эрик Булье: Мы наверстали отставание. У моторов Honda и Renault разная конфигурация, так что нам пришлось заново спроектировать заднюю часть машины.

Вопрос: Как складываются отношения с Renault? Возможность общаться на одном языке всё упрощает?
Эрик Булье: Нет, проще не стало. Или, по крайней мере, не по этой причине. Я понял, что общаться с представителями Honda было сложно не только из-за разных языков, но из-за разницы культур. Одного перевода недостаточно, чтобы вас поняли: важную роль также играют манера и момент разговора. Тем более с японцами.

Итак, я настоял на том, чтобы присутствовать на нашем первом техническом брифинге с Renault – не для того, чтобы всё проконтролировать, а чтобы помочь моим парням, если они что-то не поймут. Надо было разбить лед. И сейчас я уверен, что обе стороны довольны.

Вопрос: Вы считаете, что с новым мотором команда сможет сразу вернуться в борьбу?
Эрик Булье: Нам потребуется немного времени на адаптацию. Мы ввели в симулятор данные Renault и выяснили, сколько могли бы отыграть только за счет смены силовой установки. Получилось много. Впрочем, этого следовало ожидать.

Вопрос: Несколько секунд?
Эрик Булье: Одну секунду.

Вопрос: В конце прошлого сезона у моторов Renault возникли проблемы с надежностью. Что вы ответите Сирилу Абитебулу, если он скажет, что в этом году приоритетом компании была надежность, а не эффективность двигателей?
Эрик Булье (после долгих размышлений): Надежность – это важный элемент для Renault, и это нормально, тем более что теперь по ходу сезона разрешено использовать всего три мотора вместо четырех. Мне нужны надежные двигатели. Эти три года McLaren не хватало данных о деградации резины, охлаждении тормозов, контроле расхода топлива. Теперь мы вернулись к своим привычкам, о которых отчасти позабыли. Например, я возродил тренировки пит-стопов – то, чему мы уделяли меньше внимания из-за проблем с двигателями.

Вопрос: Если шансы на победу остаются призрачными, возможны ли подиумы?
Эрик Булье: Сейчас ещё слишком рано об этом говорить. Мы не единственная команда в Формуле 1 и не знаем, что делали соперники в межсезонье. Дождемся первых тестов в Барселоне.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*