Главная » Формула 1 » Булье: В ситуации с Будковски всё зависит от FIA

Булье: В ситуации с Будковски всё зависит от FIA

Гоночный директор McLaren Эрик Булье убеждён, что в вопросе о переходе Марцина Будковски в Renault своё слово должна сказать FIA, а также дал понять, что переговоры по поводу контракта с Фернандо Алонсо уже находятся на финальной стадии.

Вопрос: Первый вопрос связан с новостью о переходе Марцина Будковски в Renault. McLaren со следующего года будет использовать такие же моторы, как и эта команда – какую позицию вы занимаете во всей этой истории? Достаточно ли трёхмесячного обязательного отпуска?
Эрик Булье: Я не думаю, что этого достаточно. Очевидно, ему известны особенности конструкции машин, которые команды разрабатывают для следующего года. Когда вы применяете творческий подход, то регулярно консультируетесь с FIA по поводу той или иной интерпретации регламента и, безусловно, обращаетесь к техническому делегату. Так что Марцин, конечно, участвовал во многих дискуссиях со всеми командами.

Мы в McLaren считаем, и я разделяю эту точку зрения, что он должен как минимум 12 месяцев провести в обязательном отпуске. И хотя технический регламент не меняется, каждый год мы разрабатываем новые машины, так что риск утечки какой-то конфиденциальной информации будет меньше.

Вопрос: Как FIA реагирует на претензии команд?
Эрик Булье: Полагаю, пока никак, им нужно время, чтобы всё обсудить за закрытыми дверями, но мы собираемся поднять этот вопрос на заседании Стратегической группы.

Вопрос: А вы не следили за пресс-конференцией представителей команд? Сирил Абитебул только что сказал, что по согласованию с FIA Будковски может приступить к работе в апреле. Шесть месяцев лучше, чем три, согласитесь?
Эрик Булье: Мы ничего не имеем против Renault, они просто взяли его на работу. Но мы хотим обратить внимание FIA на эту ситуацию, ведь это вопрос доверия: в случае с ведущими техническими специалистами обязательный отпускной период должен быть более продолжительным.

Вопрос: Но тут есть ещё один нюанс: по швейцарскому законодательству такой отпуск не должен длиться дольше трёх месяцев. Что делать в этой ситуации?
Эрик Булье: Начнём с того, что FIA – французская организация, и её штаб-квартира находится в Париже. На основании специального разрешения у неё есть подразделение в Швейцарии, но контракт с Будковски может быть проведён и через французский офис. Мы понимаем, что в Швейцарии такие законы, однако в федерации должны найти какой-то механизм защиты интеллектуальной собственности команд. По-моему, это было бы справедливо. Команд эта норма уже касается: мы должны заранее информировать FIA обо всех значимых кадровых перестановках, и обязательный отпуск ведущего специалиста может продолжаться год, а в каких-то случаях – полтора года.

Что касается ситуации с Будковски, пока это только мнение, и теперь всё зависит только от FIA, чтобы такой отпуск был достаточно продолжительным, это позволит защитить интеллектуальную собственность команд.

Необходимо уважать законы той страны, в соответствии с которыми ваши люди были трудоустроены, и FIA не может быть превыше закона. Но оставлять без внимания этот вопрос нельзя, необходимо найти способ регулировать отношения и в этой области. Возможно, вы в курсе, что 20 лет назад, когда начались истории, связанные с программным обеспечением, в федерации попытались защитить интеллектуальную собственность разработчиков, запретив им переходить из команды в команду. Но сделать это не удалось, поскольку такие меры противоречили законодательству. В конечном итоге, здравый смысл должен одержать верх.

Вопрос: В Сузуке мы видели Дженсона Баттона: останутся ли у него какие-то официальные отношения с McLaren после этого сезона?
Эрик Булье: По-моему, он хочет провести следующий сезон в какой-либо из гоночных серий, и очевидно, что мы ему ничего предложить не можем. Но он также выполняет обязанности посла бренда McLaren, и мы были бы рады продолжать это сотрудничество. Впрочем, пока ничего не решено, и всё будет зависеть от того, какое решение он примет.

Вопрос: Хотелось бы уточнить: если Баттон продлит контракт с вами, значит ли это, что он не сможет выступать за команду, чьи интересы расходятся с интересами McLaren? Например, за Honda?
Эрик Булье: Совершенно верно.

Вопрос: Следовательно, если он останется послом бренда, значит, сможет сотрудничать только с партнёрами McLaren?
Эрик Булье: Разумеется. Роль посла бренда предполагает это по определению.

Вопрос: Значит, в следующем году вам может понадобиться новый резервный гонщик?
Эрик Булье: Да, если Дженсон не продолжит сотрудничать с нами.

Вопрос: У вас уже есть предположения, кто это может быть?
Эрик Булье: (смеётся) Предположения есть всегда, но сначала все кандидатуры выносятся на суд совета директоров компании и проходят голосование.

Вопрос: Может ли одним из кандидатов стать Ландо Норрис?
Эрик Булье: Да, вполне. Посмотрим, ведь если он станет чемпионом в Формуле 3, что вполне возможно, у него будет достаточно очков для получения суперлицензии FIA.

Вопрос: Команда Red Bull много лет сотрудничала с Renault, используя их двигатели. Можно ли ожидать, что McLaren, получив такие же силовые установки, сможет выступать на уровне Red Bull Racing с самого начала следующего сезона?
Эрик Булье: Их отношения с Renault складывались на протяжении десяти лет, а у нас такие связи пока не налажены. Чтобы выстроить такие отношения, требуется время. Но мы настроены на достижение максимально возможных результатов.

Вопрос: В следующем году три команды Формулы 1 будут использовать двигатели Renault, и каждая из них самостоятельно разрабатывает и производит коробки передач. Оправдано ли это с экономической точки зрения?
Эрик Булье: Да, если вы хотите быть конкурентоспособными.

Вопрос: В какой мере КПП может влиять на результаты?
Эрик Булье: В значительной. Она влияет и на жёсткость конструкции машины, и на выбор общей аэродинамической концепции. Если вы претендуете на высокие результаты, то должны разрабатывать коробку передач самостоятельно.

Вопрос: Сложно ли вести переговоры с Фернандо Алонсо по поводу следующего года, ведь все понимают, что именно он – наилучший выбор для McLaren?
Эрик Булье: Если честно, я не думаю, что тут есть какие-то особые сложности. Сейчас уже идёт обсуждение деталей контракта. Поскольку у обеих сторон есть намерение продолжать сотрудничество, то думаю, что мы сможем договориться.

Вопрос: Если вам не удастся договориться с Фернандо, готов ли Стоффель Вандорн взять на себя роль лидера команды?
Эрик Булье: Если мы начнём рассматривать все возможные сценарии, это будет слишком долго и сложно. Но пока мы рассчитываем, что сможем убедить Фернандо остаться.

Вопрос: Получается, плана B у вас нет?
Эрик Булье: Резервный план есть всегда.

Вопрос: Но всё-таки, готов ли Стоффель стать лидером команды?
Эрик Булье: Готов ли Стоффель? У него за плечами пока только 15 гонок в этом сезоне и ещё одна – в прошлом. Это очень скромный опыт. Но если посмотреть, чего он добился за последние три-четыре Гран При, то становится понятно, что он умеет в полной мере использовать потенциал машины. И это уже очень существенно помогает команде.

Вопрос: Можете ли вы представить, что в следующем году на старт Гран При Австралии за рулём машин McLaren выйдут Стоффель и Ландо Норрис?
Эрик Булье: Пожалуй, нет.

Источник

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*